Вот такой «динозавр»

лыжники 189Виталий Лукьяненко. Заслуженный мастер спорта Украины

Виталий единственный в составе сборной страны, кто прошел все паралимпиады. А их было уже четыре. Первая – в далеком японском Нагано. Там Лукьяненко ничего завоевать не удалось по той простой причине, что он не прошел классификацию. Он тогда очень серьезно готовился к первым большим стартам, и в международных соревнованиях 1998 года принимал участие, бегал на турнирах в Норвегии и Германии.

-Виталий, получается, что ты этакий зимний динозавр в украинском паралимпийском движении.

-(улыбается) Получается, что так.

-И ты, наверняка, помнишь, как норвежцы смеялись над нашими «табуретками», а потом подарили Ирине Кириченко первый профессиональный боб.

-Да, норвежцы и в гости нас приглашали, и мы у них учились выступать на бобах и, вообще, делать что-то. Они приглашали, чтобы мы переняли у них какие-то тренировочные моменты, их секреты…

lukian(1)-Годы прошли, и уже сборная Норвегии учится у нас побеждать на зимних трассах. Не секрет, что сегодня мировая общественность с огромным интересом следит за развитием паралимпийского спорта в Украине. Перед Лондоном к нам приезжали представители Би-Би-Си, чтобы своими глазами увидеть кузницу чемпионов. Но еще больший интерес вызывает у всех тот факт, что представители зимних видов спорта творят чудеса на мировых трассах. Иностранцам непонятно, как «не зимняя» Украина может творить такие шедевры мирового уровня.

-Ко всем фаворитам всегда пристально приглядываются. Раньше это была Норвегия, а сегодня это Россия и Украина. Вот смотрите, если говорить про Россию. У них, начиная с хоккея и заканчивая керлингом, спортсмены выступают во всех видах и, практически, во всех классах. А у нас только два вида – лыжные гонки и биатлон. Этими двумя видами мы «закрываем» очень многое и занимаем всегда очень высокие места. Горнолыжный спорт я не беру. Один спортсмен погоду в одном виде не сделает. Если бы у нас был хоккей и керлинг, а еще лучше – горные лыжи, то и общекомандное место было бы еще выше.

-Идем от простого к сложному. У нас 21 спортсмен, а у России – 64. Есть вопросы?

-Возьмем просто сидячие классы. У нас в каждом классе по одному спортсмену, а у россиян ровно столько, сколько положено. Скажем, в 12 классе у них три спортсмена, в 10-ом и 11-ом классах– по три спортсмена. Конечно, кто-то из них и прорвется.

-Нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что они хозяева на этой паралимпиаде. Все в их распоряжении – и трассы, и поддержка трибун и все остальное. Мало сказать, что каждую кочку на «своем поле» они уже изучили досконально, а до марта изучат еще лучше.

лыжники 190-Если мы подойдем к намеченной дате именно в той форме, как нам хочется, то думаю, что большой роли не сыграет, что они хозяева. Трассы обычные. Не сказать, что они какие-то сверхтяжелые. В каком плане? В плане функциональной подготовки или фристайловской техники, не особо они от наших и отличаются. У нас даже в Сянках трассе тяжелее, чем в Сочи, лично мне, так кажется… И опять-таки очень многое будет зависеть от погоды. Какая она будет? Если будет морозно или скользский снег, то трасса вообще будет не тяжелой. Я больше говорю про гонки на 2,5км, про круг, про 4км ребята говорят, что там рабочая трасса. И опять же, если будет скользский снег, то будет полегче. Нет, все-таки в Сянках намного тяжелее. Намного.

-Это же хорошо, когда ты готовишься в тяжелый условиях, а потом попадаешь на более благодатную почву. Не зря же Суворов говорил, что тяжело в учении – легко в бою.

-Однозначно.

-Юрковская жаловалась на то, что нет силовых элементов для 11 и 12 класса, нет крутых виражей и подъемов.

-У них отдельная трасса. Она может соприкасаться с нашей трассой в районе стадиона. У них правая сторона стадиона, у нас – левая. Мы ездили по их трассе, разминались. Они огибают лунку. Наша траса закрытая, а у них открытая.

-Виталий, даже страшно подумать, что это уже пятая твоя паралимпиада. Столько уже всякого было на самих соревнованиях, до них и после них. Огромное количество стартов и, наверное, десятки тысяч километров ты накрутил на свой невидимый спидометр за все время в составе сборной. Уверен, что удивить тебя очень сложно. А с каким настроением ты подходишь к этой, юбилейной, для тебя, паралимпиаде?

-Очень ровно. Я за это время понял одно, насколько ты готов, так ты и выступишь. Выше себя прыгнуть невозможно. И ниже своих сил не выступишь. Единственное, что если вдруг какой-то мандраж на тебя найдет, но этим ты только можешь усугубить обстоятельства.

-Надеюсь, что с твоим опытом у тебя мандража не бывает. Ты всегда предельно собран и спокоен. По крайне мере, внешне.

лыжники 140-Дело в том, что люди про деньги на старте начинают думать. Да, это очень хорошо, что это подпитывает, дает стимул, но если думать только про деньги, то результата никогда не будет.

-А лично ты, когда выходишь на старт, о чем думаешь?

-Я обычно биатлон бегаю или короткие дистанции. Когда в Ванкувере я взял паралимпийское золото, то в автобусе заснул, когда ехал на старт. Меня ребята разбудили, сказали, что уже приехали на стадион. Никаких волнений не было. Просто надо выложиться, показать свой результат, который ты можешь показать.

-И все-таки, ты же о чем-то думаешь? Может быть, про соперников?

-Никогда! Я даже не смотрю, что делается на рубеже, что делает рядом бегущий, или стреляющий справа или слева. Я занимаюсь только своим делом. Мне надо стрельнуть и уйти. Гонка у меня проходит сосредоточено на стрельбу.

-Значит, стрельба для тебя один из самых принципиальных моментов?

-Да. От стрельбы больше всего все зависит. Один промах – один штраф, а это одна минута. Это уже даже не Турин, и уже можно сказать, что это уже даже и не Ванкувер. Сейчас нарост очень великий в спорте, в плане физической подготовки. Пришел один, скажем, Маккивер, и всех за собой потянул, и все стали больше готовиться, больше сил отдавать на тренировках, все стали сильнее в своей физической подготовке, поэтому потерянную минуту отработать на рубеже, практически, нереально. Был на паралимпиаде у меня такой случай. Сама трасса широкая, а рубежи, где меня положили, – узкие. Сейчас по правилам четко сказано, что лыжа не должна пересекать линию. Получилось так, что судья во время стрельбы толкнул меня. У меня получился штраф, промах. Я с первого места откатился на четвертое.

-Виталий, твой огромный опыт и хорошая память, может быть, выведут какую-нибудь формулу. За столько лет, что ты в большом спорте, в вашей команде довольно часто менялись тренеры. Я бы даже сказал, традиционно. Последнее назначение нового тренерского корпуса не исключение. Как на тебя действуют такие метаморфозы?

-Может быть, кому-то и как-то, а я за столько лет ко всему привык. Я делаю свою работу, я не смотрю, кто и как делает свое дело. Я отвечаю за себя. Я четко знаю, чего я хочу и что мне для этого надо сделать. У меня есть свой план подготовки, поэтому, если я по нему буду готовиться, то покажу не хуже результат, а может, и лучше. За 15 лет у меня выработался свой план, который я применяю с 2001 года. Я с Вовой Сторожком еще тренировался с 2001 года, и, примерно, такой же план у меня сегодня. Гайд у меня сейчас Боря Бабар, но, хотя за эти годы какие-то поправки внесены, но кардинально у меня ничего не поменялось. В функциональных тренировках где-то есть расслабление, где-то напряжение, но все по-старому, идет волнами, по плану. Менять в мои 35 лет – «бабка надвое гадала». Это, конечно, хорошо, что р-раз и у меня результат вырос, может быть, а если не будет результата? Вот в чем вопрос…

79wf-c7tgkc-Виталий, наблюдая за молодой порослью вашей команды, я вижу, как много работают ребята. Причем, и это немаловажный фактор, что этот сбор, в общем-то, легкий, разгрузочный. А теперь о главном. Ты в этой команде работаешь не только наравне с ними, но даже больше, как мне видится со стороны.

-Если ты сказал А, то надо говорить и Я. Если начал, то надо до конца, а если нет, то лучше нет. Ездить с командой «прицепом», меня такая позиция не устраивает. И возраст, и тяжело, и объем такой большой и летней, и осенней, а про зиму и говорить не стоит.

-Надо полагать, что оставшееся время будет самым тяжелым в этом цикле.

-В начале сезона будут объемные тренировки, это будет в ноябре, потом они плавно перейдут в скоростные, потом будут первые старты в начале января, потом будет Германия, а потом все пойдет вперемежку. Тут главное, раньше времени не выйти на пик своей формы. Надо уметь варьировать всеми этими моментами. Повторюсь, у меня возраст, я не могу несколько раз за сезон выйти на пик своей формы, я знаю, когда мне надо это сделать.

-Ты же сам выстраиваешь свою систему подготовки, чему тебя учить?

-Тут тоже есть свои нюансы. Смотря, как ты подходишь к пику, тяжело или легко. Уже с опытом чувствуешь, когда перебрал или когда недобрал. Я понимаю, что вся работа, что запланирована, выполнена в полном объеме, а сидишь порой, и думаешь, а может быть, мало? Разговариваю с тренером. Приходим к выводу, что тот объем километража, что был запланирован на этот цикл, тоже выполнен, а вот, по самочувствию, – еще бы… Тут такой момент, что и перебрать нельзя.

-Виталий, ты много лет бегал со Сторожком, Володя опытный и хорошо знающий свое дело гайд, сейчас у тебя в тандеме Борис Бабар, человек, который тоже не первый год в команде и имеет за плечами чемпионские гонки с Олегом Мунцем, да и вообще, опытный и знающий свое дело специалист. По большому счету, вы все из одной старой команды…

– До Мунца мы с Борей вместе бегали. Я с ним начинал. Я с командой больше вижусь, чем с семьей.

-Заметь, не я первый это предложил, раз уж заговорили про семью.

-У меня жена, дочка, сын и теща.

-И как часто ты их видишь?

02_-_lukyanenko-Неделю в месяц, а сейчас, вообще, на пять месяцев уезжаем…

-Острые вопросы не возникают?

-Уже, конечно, возникают. Все чаще спрашивают – а может быть, хватит?

-А ты для себя что решил? В Сочи точку не поставишь?

-Не, Сочи и все. Уже тяжело.

-А что потом?

-Со здоровьем проблемы. На одной ноге мениск вырезали, на второй, а уже нельзя, потому что не успею восстановиться после операции.

-Предположим, что ты закончить выступать, за что возьмешься?

-Еще не решил.

-Пойдешь на тренерскую работу?

-Не знаю. Может быть, как Коля Овчаренко… Я после Ванкувера почти год, точнее, восемь месяцев лечил спину, две грыжи, колени… Вроде бы, наелся уже, а потом через месяц-другой понимаешь, что хочешь еще. Вот и идешь в тренажерный зал, или побегать, или с сыном в футбол поиграть. Ну а что я сделаю, если в спорте я с десяти лет?…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


8 − = семь

Архив записей
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Свежие комментарии

Уважаемые посетители убедительная просьба
– при использовании материалов обязательно ссылаться на сайт.
Так же буду очень благодарен за ваши отзывы. Спасибо!