АЛЕКСАНДР АЛФЕРОВ: «НАДО ВЫКЛАДЫВАТЬСЯ НА 200 ПРОЦЕНТОВ»

Позади Паралимпийские игры-2012. К сегодняшнему дню некоторые страсти поутихли. Но только некоторые. В памяти еще звучат и фанфары для чемпионов и печальная музыка поражений. Мне хочется дать возможность высказаться всем: руководителям, тренерам, спортсменам, менеджерам, переводчикам, массажистам и врачам. Всем, кто был причастен к очередной большой победе сборной Украины на всемирном форуме лучших паралимпийцев планеты.

Своими мнениями уже поделились и Валерий Сушкевич, и Елена Зайцева, а теперь я передаю микрофон тренерскому штабу. Сегодня в гостях у редакции Александр Алферов, главный тренер паралимпийской сборной Украины по пауэрлифтингу.

-Как Вы оцениваете выступления сборной команды по пауэрлифтингу в Лондоне?

-Честно скажу, рассчитывал на большее. Я рассчитывал минимум на серебро и бронзу. Мне в планах ставили три, но я рассчитывал на две медали. А в душе я верил, что спортсменка Соловьева может побороться и за золото. По некоторым причинам та спортсменка, у которой могла быть бронзовая медаль, в Англию не поехала. Сегодня я понимаю, что надежда на ее бронзовую медаль была очень призрачна. А с другой стороны, я делю свою уверенность – 50 на 50. Возможно в спорте всякое. Шанс у нее был, но…

-А кого считали третьим претендентом на медаль?

-Теоретически, третьим обладателем медали могла быть Татьяна Широколава.

-Что случилось с Лидией Соловьевой в Лондоне? Мне показалось, что она была психологически не готова к борьбе. Ее напугала представительница Нигерии? Что случилось с опытным бойцом, человеком, который имеет отличный послужной список и богатый опыт выступлений?

-Мне бы очень хотелось иметь видео ее выступления. Ошибка ее заключается в том, что Соловьева на сегодняшний день стала очень самовлюбленной и очень умной. Она считает, что готова быть великой и сама решать все вопросы. На самом деле это не так. Самое плохое, что она сделала в Лондоне, это не послушалась тренера в последние пять минут. Она решила посмотреть протокол и узнать, какой по счету будет выступать. Для нее было важно выяснить для себя, она в списке последняя или предпоследняя. Почему? Тот, кто последний, тот самый сильный. И когда Соловьева увидела, что она пятая с конца, сильно расстроилась. Она даже не поняла того, что в правилах соревнований можно перезаказывать вес, чтобы напугать друг друга. Такое бывает. И получилось-таки, что она в итоге выходила третьей с конца, но, я могу с уверенностью сказать, что если бы она не заглянула в протокол, боролась бы, как минимум, за второе место, а если по мне, то за первое. Мне Валерий Михайлович Сушкевич сказал, что когда она выходила на помост, уже была психологически подавлена.

-И я так посчитал…

-Неправда! Она была безумна сильна. Она готова была рвать эту штангу. Мы такой вес жали сотни раз, тысячи раз! Я был абсолютно уверен за эту работу. Однако Соловьева заглянула туда, куда ей не следовало смотреть. Мы даже помосты для разминок выбираем такие, где невозможно смотреть в телемониторы. Мы всячески закрываем спортсменов, чтобы они не видели того, что происходит на помосте. Что происходит с протоколами? В тренерскую борьбу не должен лезть спортсмен. Соловьева полезла, и гордыня сыграла свою роль. Соловьева увидела, что впервые на Олимпе не она. Что она даже не вторая, и даже не третья! Она пятая!! И это дало свой психологический удар. Она очень тяжело пожала в первом подходе и очень испугалась второго. Если мы с ней готовились, первый подход – 100, второй – 105, третий – 109-110. В крайнем случае, мы могли идти на 107. Именно поэтому я знал, что мы сто процентов могли быть вторыми, а может быть, даже и первыми.

Сделаю небольшое отступление. В своей жизни я встречал двух великих спортсменов в пауэрлифтинге, которые на соревнованиях жали больше, чем на тренировках. Одна из них – это Лида Соловьева. После Пекина меня спрашивали, как? Она могла пожать 105 и закончить соревнования на 110-112! Люди видели, как за две недели до старта она еле-еле оторвала от пуза 100 килограммов! Поверьте, что в нашем виде спорта даже килограмм играет огромную роль. Это килограмм сахара не чувствуется в руке, но когда штанга тяжела, тогда и килограмм, и 500 граммов чувствуются очень серьезно. Я скажу, что Соловьева была готова идеально. Она 107кг жала неоднократно. Очень много раз! А с ее потенциалом, с ее характером, с ее настроем 110 это не проблема… А первое место оказалось с результатом в 109 кг!! Я скажу, что она проиграла из-за психологии. Она зазналась! Теперь она и сама поняла многое. Раньше после Паралимпийских игр она просила месяц-два – три, чтобы отдохнуть. Теперь сама просится тренироваться. Она уверена, что обойдет этих соперниц, а потому полна решимости. Ее соперницы с трудом поднимали 109кг, а она эти 109 давным-давно прошла. Поймите, что в Афинах мы должны были жать 107-110, но мы этого не делали. Они не нужны были для победы. В Пекине мы должны были жать 112-115, но зачем показывать людям, что мы сильнее их? Нам хватило тех самых 500 граммов, чтобы улучшить рекорд мира. И все! А мне до сих пор это ставят в упрек, мол, она за четыре года набрала 500 граммов… А ведь запас был почти в 10 килограммов! Тренерская задача не только подавать штангу, но и так подвести спортсмена за четыре года, чтобы он морально и физически был готов к борьбе. Однако, когда идет тренерская игра весов, то тут спортсмену делать нечего. Каждый тренер сам выбирает тактику борьбы, потому что знает силы своих подопечных. Так было и так будет.

Мне иногда говорят, мол, что такое пауэрлифтинг, три минуты и все. А я скажу, что 3-5 секунд идет упражнение, сама тактическая борьба длится около сорока минут. Мы боремся мыслями, тактиками, выходами на помост, перезаказыванием весов… Мы никогда не проигрываем эти тактические игры, потому что не глупее. Все это – борьба, невидимая зрителю.

Сегодня она не пожала штангу. Вроде бы ее качнуло вправо. Я не могу этого утверждать, потому что не видел штанги с другой стороны. Нам выделяют тренерское место, но мы не видим помоста. Мы не видим этих новых маленьких дисков в 500граммов или в килограмм. Нам не дают возможности проверить вес штанги. Мне очень хочется найти запись этих выступлений.

И главное. Я был уверен, что она выжмет. Я был уверен! Потому что она, как никто другой, умеет настраиваться. В Афинах она все смогла, а в Лондоне – нет! Потому что на горе усидеть сложнее, чем лезть на гору. Сегодня могу официально заявить, что у нее желание есть и у меня такое желание есть вернуть титул самой сильной спортсменки в мире. Мы будем над этим работать!

-Соловьевой мы уделили очень много времени, а теперь хотелось бы выслушать мнение по другим членам команды.

-По команде скажу, что все спортсмены выступили нормально. У нас две нулевые оценки. Это Микалюк Анатолий (Винница) и Татьяна Широколава (Запорожье). Микалюк никогда не видел таких грандиозных стартов и когда увидел 5 000 зрителей в зале, то психологически сломался.

-А Широколава? Татьяна очень опытная спортсменка…

-Скажу кратко. Ей не везет. Я люблю ее безумно. Она очень интересный человек. Она интересная спортсменка.

-Она потрясающий труженик.

-Пахарь! А вот судьи ее чего-то не любят. Ее любят люди, ее любят все, а вот судьи – нет. Всем другим могут не заметить ту ошибочку, которую она сделала, а ей не прощают. Как это так? Плюс она выступала на 16-ой неделе беременности и при этом не набрала ни одного лишнего килограмма! Она очень хотела хорошо выступить. Мы прошли с ней всех врачей. И врачи сказали, не переживайте, ребенок развивается так, как развивается ребенок. Мы не рисковали, как может показаться многим. Она получала удовольствие от соревнований, от подготовки. Получала удовольствие от того, что она нужный человек. И поверьте, что ее девочка вырастет очень сильным человеком, хорошим, порядочным, как мать. Мне как тренеру очень хочется, чтобы она снова вернулась на пьедестал чемпионата Европы, мира и паралимпийских игр.

Топоркова Раиса улучшила свой показатель на 7 процентов или 5 килограммов. Она жала 90, в Лондоне пожала 95 и заняла седьмое место. Это не ее место. Она должна быть выше. Потенциал у нее есть. И если не медаль, то она должна была быть четвертой. А самое большое счастье у меня, это от выступления одного спортсмена – Антона Крюкова из Мариуполя. Человек, который первый раз в жизни выступает на соревнованиях, творил чудеса. Он попал в группу В и должен был навредить группе А. С поставленной задачей Антон справился. Он столько наделал переполоха в группе А, что любо дорого было смотреть. Он тоже занял седьмое место, и я скажу, что это отличный результат для молодого дебютанта. Я надеюсь, что он сможет переехать в Днепропетровск. Я мечтаю вывести его на результат, как минимум – 230 кг. Вот это будет интересно! Тогда он сможет задать жару всем подряд. Он очень молод, ему всего 24 года, а тяжи приходят к своим главным результатам где-то к тридцати годам, поэтому перспективы у него просто отличные. Соловьева, Широколава, Копейка и Антон могут прыгнуть выше радуги. Я верю в это. Марина Копейка выступала по белой карте, должна была поднять свое, она свои 73 кг подняла и с поставленной задачей справилась. Ей 23 года и перспектива у нее тоже есть.

-Судейская предвзятость, о которой столько много говорилось везде и всюду, в чем она выразилась в вашем виде спорта?

-Первое. Это нулевая оценка Татьяне Широколаве за то, что я, тренер сборной, посмел поднять бучу, поднять 62 человека из 140 на совещании представителей по вопросу о том, что изменения в правилах в дни проведения паралимпийских игр надо писать в правилах соревнований, хотя бы припиской, хотя бы в дополнениях, хотя бы подпунктом, но ДО соревнований. Тогда бы люди не задавали вопросов, и не получилось бы так, что изменения, которые, пусть даже не существенные, но они есть именно в дни паралимпиады.

-В чем это проявлялось? Конкретнее, пожалуйста.

-Человек имеет право использовать свои ремни, если они отвечают всем международным стандартам. Человек привыкает к натяжке ремней, привыкает ко всему и не чувствует дискомфорта. В Лондоне же надо было пользоваться только теми ремнями, которые предоставил паралимпийский комитет. Однако в правилах на всех соревнованиях указано, что мы имеем право пользоваться своими ремнями, если они допускаются по своим параметрам. Про экипировку судей я не говорю. Был вопрос по заявочным весам, по взвешиванию, по весам, которые должны находиться там, где мы живем. Они должны быть нормального качества, отрегулированные. Это те самые нюансы, которые должны были соблюдаться. И это только верхушка айсберга. На самом деле изменения в Конституцию Президент не может внести сам по принципу – я так решил…

-Если по пятибалльной системе выставить оценку вашей команде, какой она будет?

-Три. Я ожидал большего.

-Как руководство отреагировало на все ваши провалы?

-Я рад одному, что мне верят, и этот провал на соревнованиях не повлиял на мою тренерскую судьбу. Есть выражение «Кто не работает, тот не ошибается». Руководство почувствовало, что я оступился. Но я не навредил спорту. Я люблю свой спорт, я люблю то движение, в котором мы работаем. Я не знаю, как воспримет это руководство, но с уверенностью могу сказать, что я самый преданный человек этой системе. Я очень предан не кому-то, а именно тому делу, которым я занимаюсь. Я счастлив работать в этой системе, в этом движении. Это я могу сказать точно и добавлю, что я вредить не буду. А свои ошибки я исправлю. Я очень хочу это доказать делом. Маленькая ошибка, которая стала такой тяжелой для меня и моей спортсменки стала нам горьким уроком. Если раньше я работал на 120 процентов, то сегодня осознал, что этого мало. Я понял одно, я недоработал. Надо работать на все 200 процентов. Нужно больше работать. Больше искать людей и, самое главное, научить их верить в то, что они могут. Если я научу верить своих спортсменов в то, что они лучшие или могут быть лучшими, я буду счастлив.

-Какое место заняла команда пауэрлифтинга в Пекине, и какими вы стали в Лондоне?

-В Пекине мы были седьмыми, десятыми стали в Лондоне. Мы были в мире и пятыми, и четвертыми и третьими. Сейчас очень сильно подтянулись сборные России и Нигерии. Египет и Турция всегда был на высоте, они и сейчас показали очень интересные результаты. А вот Китай упал очень сильно. Он перестал быть доминантом в нашем виде спорта…

И все-таки мне стыдно смотреть в глаза Сушкевичу, потому что у Валерия Михайловича и Елены Андреевны Зайцевой за этот год мне нечего было просить. Для нас было сделано все! Все, что требовалось для хорошего результата, они сделали. И это начиная от фармакологии, финансов, зарплат, сборов, поездок, экипировки, инвентаря… А я не смог отплатить. Вот этим я расстроен. Где-то я недоработал. Мне страшно, но, наверное, я живу при коммунизме. Смешно, но единственное, чего у меня нет, так это урны для магнезии, но это цена не того вопроса, который необходим для развития этого вида спорта.

-Очень скоро должен пройти чемпионат Украины по пауэрлифтингу, на который приедет 100-110 спортсменов из разных областей страны. Вопрос. Есть ли среди них те, кто могут попасть в сборную для поездки в Бразилию? Хотя бы теоретически. Есть ли у вас свой генофонд?

-Юрий Куприянов. Если не ошибаюсь, он из Хмельницкой области. Сегодня он интересен сборной, а за остальных пока не могу сказать. До Лондона был слишком большой разрыв между членами сборной команды Украины и другими спортсменами. Посмотрим, что мы увидим в этот раз. Одно могу сказать, что всех перспективных, даже тех детей, которые могут поднять на уровне мастера или кандидата в мастера спорта, тренеры сборной отслеживают по всей стране. Если мы увидим потенциал, то даже такие люди будут привлекаться в сборную. Поймите, что воспитать из ребенка спортсмена высокой квалификации нужно не год и не два, а лет восемь. А для этого его надо забрать его в сборную, дать возможность работать, лишить его тяжести бытовых проблем и только тогда требовать от спортсмена результата.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× четыре = 32

Архив записей
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Свежие комментарии

Уважаемые посетители убедительная просьба
– при использовании материалов обязательно ссылаться на сайт.
Так же буду очень благодарен за ваши отзывы. Спасибо!